Лингвист ДВ
your slogan
Вторник, 12.12.2017, 21:14


Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Каталог статей Регистрация Вход
Меню сайта

Категории каталога
Поэтика Цветаевой [1]
Концепт ДОМ/РОДИНА и его словесное воплощение в индивидуальном стиле М. Цветаевой и поэзии русского зарубежья первой волны
Сергей Довлатов [3]
О судьбе и творчестве Довлатова
Идеология литературы зарубежья [4]

Наш опрос
Что Вы считаете самым важным в школьном обучении?
Всего ответов: 429

Главная » Статьи » Литература русского зарубежья » Идеология литературы зарубежья [ Добавить статью ]

Свобода
Свобода и необходимость
В системе личностных ценностей свобода занимает значимое место. Существует более ста определений понятия «свобода», большинство из которых связывает свободу с отсутствием ограничений или давления, возможностью действовать по-своему, независимо.
Можно выделить целый ряд трактовок свободы, основанных на соотношении свободы и той или иной области ее ограничения. Так, существуют концепции свободы психического по отношению к физическому (З.Фрейд); свободы сознания по отношению к физическому бытию (Ж.П.Сартр); свободы как моральной необходимости, стремления, детерминирующегося разумом к лучшему (Г.В.Лейбниц); свободы как осознанной необходимости (Б.Спиноза, И.Г.Фихте, Г.В.Ф.Гегель, К.Маркс - Ф.Энгельс - В.И.Ленин); свободы j как некоего иррационального начала, противоречащего всему рациональному (К.Ясперс, Г.Маркузе, С.Кьеркегор).
Философский энциклопедический словарь предлагает определить свободу как «способность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объективной необходимости».9
У В.С.Соловьева в «Чтениях о Богочеловечестве» встречаем следующее определение: «Свобода есть только один из видов необходимости... Когда противопоставляют свободу необходимости, то это противопоставление обыкновенно равняется противопоставлению внутренней и внешней необходимости».
По Н.А.Бердяеву, осуществление «целей познания без обращения к религиозному опыту» невозможно, отсюда «я ищу
9 Свобода // Философский энциклопедический словарь. - М.:Советская энциклопедия, 1983. - С. 421.
13
свободы в религии»11. В свободе заключено абсолютное совершенство плана творения, т.к. именно свобода является внутренним признаком каждого существа, сотворенного Богом. Свобода, по Бердяеву, есть творчество.
Л.И.Шестов, в отличие от Бердяева, о свободе писал мало, хотя, в сущности, все, им написанное, и есть размышления о свободе. Для него свобода - это свобода индивида, «человеческого «Я» от теоретических постулатов, норм морали, дающих твердую опору и надежный ориентир для индивида, но враждебных по отношению к самой человеческой свободе. Свобода — это «возможность осуществить свою волю...»12 И высшее проявление свободы человека Шестов, так же как и Бердяев, несмотря на декларируемую несхожесть концепций, обнаруживает в творчестве.
Л.П.Карсавин видел возможность осуществления свободы «лишь в совершенном всеединстве»13, поскольку «умаленность свободы, каковая<...> выражается и в самосознании личности»,14 объясняется, традиционным отождествлением свободы человека со свободой выбора и подменой свободы необходимостью.
Согласно Г.П.Федотову, свобода - это производная от культуры. Различая разные виды свободы, он выделяет свободу «личности от общества — точнее от государства и подобных ему принудительных общественных союзов»15. Свобода, таким образом, понимается как права личности.
Современный автор предлагает следующее определение: «свобода — категория, характеризующая степень обособленности,
10 Соловьев В. Сочинения в 2т. Т.2. - М.. Прогресс, 1989. - С.24.
" Бердяев Н. Новое средневековье: Размышления о судьбе России и Европы. - М.: Феникс: ХДС-
Пресс, 1991.- С. 25.
12 Шестов Л. Сочинения. В 2т. Т. 1. - Томск: Водолей, 1996. - С.41.
13 Карсавин Л. Философия истории. -СПб.: АО Комплект, 1993. - С.317.
14 там же, С. 318.
15 Федотов Г.П. Рождение свободы // Федотов Г.П. Судьба и грехи России. В 2 т. Т.2. - СПб.: София, 1991.-С.257.
14
независимости одного предмета от других и противостоящая бинарной зависимости, детерминированности»16.
Свобода и зависимость представляют собой два полюса, между которыми человек, так или иначе, определяет свое место. Очевидно, что не существует ни абсолютной свободы, ни абсолютной зависимости. Крайние проявления того или другого возможны лишь гипотетически. Абсолютная свобода подразумевает совершенную независимость по отношению сразу ко всем факторам окружающего мира, что невозможно в реальности, исходя из законов физики, определяющих существование самой этой реальности. Абсолютная зависимость также невозможна, поскольку полная зависимость любого объекта от окружающего мира, отсутствие в нем какой бы то ни было свободы и самостоятельности вообще позволяют говорить о бессмысленности выделения этого объекта в отдельную сущность.
Говорить об абсолютной свободе человека так же бессмысленно, даже в том случае, если речь идет не о физической свободе, а о свободе от общества. Человек двойственен по своей природе: с одной стороны, он является одним из элементов целого, то есть мира, или, в данном случае, общества, а с другой стороны, он сам представляет собой выделяющееся из всего мира целое. Но для того, чтобы быть частью или целым, в равной степени необходима зависимость, детерминированность какими-то факторами, связь с окружающим миром. Эта взаимозависимость обретает характер необходимости, т.к. вне связи, вне зависимости немыслима и свобода.
Ограничение свободы рамками необходимости связано не только с существованием устойчивого целого, которое воспринимается индивидом как внешнее, к условиям которого он (индивид) вынужден приспосабливаться. Свобода индивида ограничивается также и внутренней необходимостью. Именно внутренняя необходимость, подверженность субъекта влиянию изнутри при одновременной
15
независимости от влияния извне и называется свободой. О трудностях определения свободы писал Федотов, отмечая, что, когда речь идет о социальной свободе, надо говорить «об уменьшении зависимости, о возрастании самоопределения личности по отношению к обществу и прежде всего государству»17. Бердяев также понимал борьбу за свободу «прежде всего не как борьбу общественную, а как борьбу
1 О
личности против власти общества» . Спиноза определял свободу как такую «вещь, которая существует и действует по необходимости, вытекающей лишь из ее собственной природы»19.
Разумеется, внешние ограничения более очевидны, хотя бы потому, что чаще всего они являются реальностью, единой для всех (или для того большинства, которое окружает индивида). Следовательно, реалии, вынуждающие индивида поступать так, а не иначе, воспринимаются и фиксируются большинством как необходимость, детерминирующая его действия, вне ориентации на необходимость внутреннюю, а зачастую и вопреки ей. Следовательно, такая необходимость понимается как подавляющая свободу индивида, или, по меньшей мере, как ограничивающая ее. Свобода подразумевает беспрепятственную самореализацию субъекта, проявление его уникальности независимо от внешних факторов. В качестве значимых внешних факторов выступают не только объекты и явления окружающего мира, но и люди, отношения внутри общества, группы или корпорации. Причем, если первые воспринимаются как в какой-то степени подвластные рациональным законам, объясняемым с точки зрения разума, то вторые, то есть не природное, а общественное бытие, иногда могут представляться действующими по иррациональным, мистическим законам. Для большей части общественности, после 1917г. уехавшей из России за рубеж, таким иррациональным фактором
16 Калмыков Р.Б. Анатомия свободы. - Иваново: Ивановский гос. ун-т, 1995. - С. 5.
17 Федотов Г.П. Социальный вопрос и свобода // Федотов Г.П. Судьба и грехи России. В 2 т. -СПб.: София, 1991. Т.1. - С.289.
18 Бердяев Н.А. Самопознание. -Л.: Лениздат, 1991. - С.66.
16 оказался октябрьский переворот и последовавшее за ним
установление большевистского режима. Именно новая
государственная структура, законы, инициированные пришедшими к власти людьми, оказались теми внешними факторами, которые ограничивали свободу внешнюю, и в то же время претендовали на ограничение свободы внутренней.
Любые ограничения свободы воспринимаются индивидом как покушение на его индивидуальность, то внутреннее «Я», которое является основой личности. Но ограничение внешней свободы, весьма, впрочем, болезненное, признается все же возможным, если не требует одновременно и отречения от свободы внутренней, позволяющей индивиду действовать, ориентируясь на те нравственные ценности, которые он сам считает для себя значимыми. Необходимость ограничения внешней свободы, воспринимается личностью как неизбежное зло, поскольку данное ограничение нужно для существования общества в целом. Но эта необходимость не может служить оправданием для ее тотального распространения и превращения в идеологическую доктрину, оправдывающую любые действия потребностями будущего. (Как писал Г.А.Ландау: «Брать лично на себя ношу непосильную во имя интересов будущего - это и будучи нецелесообразным, может оставаться благородным и морально возвышенным. Но подобные жертвы возлагать на других, вовлекать в них государство, ставить под удар современную культуру - это не только нецелесообразно, губительно, это и морально непозволительно...»20) Что касается тоталитарного режима, любые проявления свободы, которые не соответствуют дозволенным, оказываются в нем под запретом. Они угрожают общественному устройству, которое представляет единственный вариант реализации свободы, строго контролируемый и направляемый.
19 Спиноза Б. Избранные произведения. В 2т. Т.2. - М.: Госполитиздат, 1957. - С.584-585.
20 Ландау Г.А. Сумерки Европы. - Берлин: Слово, 1923. - С.51.

Источник: http://planetadisser.com/see/dis_171424.html
Категория: Идеология литературы зарубежья | Добавил: lingvist (06.05.2008)
Просмотров: 796 | Рейтинг: 4.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017