Лингвист ДВ
И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Анна Ахматова «Мужество»
Воскресенье, 27.09.2020, 14:12


Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Тропы_средства выразительности - Форум Регистрация Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Познакомьтесь: полезный сайт » Уроки русского языка » Тропы_средства выразительности (Определения)
Тропы_средства выразительности
lingvistДата: Воскресенье, 27.04.2008, 10:14 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1521
Репутация: 1
Статус: Offline
http://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/leb/leb-3941.htm Из энциклопедии
1. Эпитет (греческое epitheton, латинское appositum) — определяющее слово, преимущественно тогда, когда оно прибавляет новые качества к значению определяемого слова (epitheton ornans — украшающий эпитет). Ср. у Пушкина: «румяная заря»; особое внимание теоретики уделяют эпитету с переносным значением (ср. у Пушкина: «дней моих суровых») и эпитету с противоположным значением — так наз. оксюморону (ср. Некрасова: «убогая роскошь»).

2. Сравнение (латинское comparatio) — раскрытие значения слова путем сопоставления его с другим по какому-то общему признаку (tertium comparationis). Ср. у Пушкина: «быстрее птицы младость». Раскрытие же значения слова путем определения его логического содержания называется истолкованием и относится к фигурам (см.).

3. Перифраза (греческое periphrasis, латинское circumlocutio) — «способ изложения, описывающий простой предмет посредством сложных оборотов». Ср. у Пушкина пародийную перифразу: «Юная питомица Талии и Мельпомены, щедро одаренная Аполлоном» (вм. молодая талантливая актриса). Одним из видов перифразы является евфемизм — замена описательным оборотом слова, по каким-либо причинам признаваемого непристойным. Ср. у Гоголя: «обходиться с помощью платка».

В отличие от перечисленных здесь Т., построенных на обогащении неизмененного основного значения слова, следующие Т. построены на сдвигах основного значения слова.

4. Метафора (латинское translatio) — «употребление слова в переносном значении».

Классический пример, приводимый Цицероном — «ропот моря». Стечение многих метафор образует аллегорию и загадку.

5. Синекдоха (латинское intellectio) — «случай, когда целая вещь узнается по малой части или когда по целому узнается часть». Классический пример, приводимый Квинтилианом — «корма» вместо «корабль».

6. Метонимия (латинское denominatio) — «замена одного названия предмета другим, заимствуемым у родственных и близких предметов». Ср. у Ломоносова: «читать Вергилия».

7. Антономасия (латинское pronominatio) — замена собственного имени другим, «как бы извне заимствованным прозвищем». Классический пример, приводимый Квинтилианом — «разрушитель Карфагена» вместо «Сципион».

8. Металепсис (латинское transumptio) — «замена, представляющая как бы переход от одного тропа к другому». Ср. у Ломоносова — «десять жатв прошло...: здесь через жатву разумеется лето, через лето — целый год».

Таковы Т., построенные на употреблении слова в переносном значении; теоретики отмечают еще возможность одновременного употребления слова в переносном и прямом смысле (фигура синойкиозы) и возможность стечения противоречащих друг другу метафор (Т. катахрезы — латинское abusio).

Наконец выделяется ряд Т., в к-рых изменяется не основное значение слова, но тот или иной оттенок этого значения. Таковы:

9. Гипербола — преувеличение, доведенное до «невозможности». Ср. у Ломоносова: «бег, скорейший ветра и молнии».

10. Литотес — преуменьшение, выражающее посредством отрицательного оборота содержание положительного оборота («немало» в значении «много»).

11. Ирония — выражение в словах противоположного их значению смысла. Ср. приводимую Ломоносовым характеристику Катилины у Цицерона: «Да! Человек он боязливой и прекроткой...».

 
lingvistДата: Понедельник, 28.04.2008, 15:56 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1521
Репутация: 1
Статус: Offline
http://yarus.aspu.ru/?id=80 Ярус
Фигуры мысли и фигуры слова

Фигуры мысли (синтаксические фигуры): антитеза, риторическое восклицание (эпекфонесис), риторический вопрос, риторическое обращение, острота, умолчание, метабасис (возвращение к мысли после отступления), оризм, пролепс (предупреждение), парресия, протасис (предположение), эпитимесис (исправление, уточнение), метабола (вариация мысли), градация, силлипс (зевгма), оксюморон.

Фигуры слова (лексические фигуры): прибавление, убавление, перемещение.

Тропы (фигуры переосмысления слов): эпитет, сравнение, метафора (олицетворение, анимизм, аллегория, символ), развёрнутая метафора, реализация метафоры; метонимия, синекдоха, ирония, эмфаса, гипербола, литота, перифраза.


Антитеза (греч. antithesis – противоположение) – фигура контраста, приём противопоставления понятий, явлений, образов и т.д. Лексической основой антитезы являются антонимы, которые характеризуют разные объекты при их контрастном противопоставлении.
Они сошлись: волна и камень,
Стихи и проза, лёд и пламень
Не столь различны меж собой (А.С. Пушкин)

Да здравствует солнце! Да скроется тьма! (А.С. Пушкин)

И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови (М.Ю. Лермонтов).

Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем (М.Ю. Лермонтов).

Способы усиления антитезы:
1. Разного рода повторы, например, корневые, основанные на однокоренных антонимах:
Здоровому и нездоровье зд`орово, нездоровому и нездоровье незд`орово (Пословица).
Такую антитезу называют антиметаболой.
Силы есть – времени нет; есть время – да сил не хватает.
2. Синтаксический параллелизм (повтор конструкции):
Познай, где свет, - поймешь, где тьма (А. Блок).
3. Парономазия (использование фонетического или семантического подобия употребляемых слов, в данном случае антонимов):
Умный научит, дурак наскучит (Пословица).

Если в основе антитезы лежит одна пара антонимов, такая антитеза называется простой. Она часто встречается в названиях художественных произведений: «Война и мир» Л. Толстого, «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, «Толстый и тонкий» А.П. Чехова, «Живые и мертвые» К. Симонова.

Две или более антономических пар организуют сложную антитезу:
Ты учитель, я – ученик; ты – писец, я – начальник;
Ты – актёр, я – зритель: свищу – и ты сходишь со сцены (Демосфен).
Такую сложную антитезу называют аллойозис (аллойоза). В сочетании с синтаксическим параллелизмом аллойозис дает вид антитезы, названный мукабалой: Не бойся врага умного, бойся друга глупого.

Среди других видов антитезы антанагога и синкризис.
Антанагога представляет собой уравновешивание какого-либо утверждения противоположным аргументом: И один глаз, да зорок, не надо и сорок.
В основе синкризиса (синхризиса) лежит противопоставление метафор и других образных наименований: На плече моём на правом / Примостился голубь-утро, / На плече моём на левом / Примостился филин-ночь (М. Цветаева).

Близкие к антитезе стилистические фигуры контраста (по Л.А. Введенской):
1. Амфитеза – приём описания целого путём указания на крайние точки:
От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей (Лебедев-Кумач).
Амфитеза допускает замену однословным синонимом: и стар и млад (= все),
вдоль и поперёк (= полностью). Это отличает амфитезу от антитезы, которая такой замены не допускает.
2. Диатеза – фигура, основанная на использовании антонимов в конструкциях с двойным отрицанием:
В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок: нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод (Н.В. Гоголь).
Диатеза допускает замену словами средний, никакой, ничего особенного, нормально.
3. Акротеза – представляет собой утверждение, усиленное отрицанием противоположного:
Нет, не слабость – великая жизненная сила и твёрдость нужна для того, чтобы оборвать свою жизнь так, как он оборвал! (Ю. Казаков)
Акротеза допускает использование фразы без усиления, выраженного отрицанием.

Приём антитезы был известен древним грекам как один из типов соотнесённости смысла, слов и знаков внутри периода. Фигура эта получила название «горгианской» в честь одного из виднейших софистов, оратора, теоретика и учителя красноречия Горгия. На антитезе построена речь Горгия «Похвала Елене». Здесь «противоположение» становится основным приёмом убеждения в том, что Елена заслуживает похвалы. Горгий «применил особый приём, который сводился к тому, что явления реальности распределялись по двум противоположным полюсам, и от того, насколько удавалось оратору подвести предмет под определенную категорию и соответственно поместить его на том или ином полюсе, зависела его оценка» (От поэзии к прозе. Риторическая проза Горгия и Исократа // Античная поэтика. – М., 1991. – С. 67). Вот образец антитезы из речи Горгия «Похвала Елене»: «…от природы не слабое сильному препона, а сильное слабому власть и вождь: сильный ведёт, а слабый следом идет».

 
lingvistДата: Понедельник, 28.04.2008, 15:57 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1521
Репутация: 1
Статус: Offline
Риторический вопрос (эротеза, эротема) – синтаксическая фигура, получившая развитие в ораторском искусстве, а затем и в художественной словесности. Это мнимый вопрос, заведомо не требующий ответа. Цель риторического вопроса – стимулировать мысль аудитории, привлечь внимание читателя к опредёленным частям текста, выделить смысловой центр речи, повысить эмоциональность высказывания.

Среди видов риторических вопросов выделяются:
- эпиплексис, выражающий укор, даже поношение;
- афорисма – фигура уточнения, вопрос, в котором содержится сомнение в точности использования какого-либо слова.

Близки по функциям риторическому вопросу риторическое восклицание и риторическое обращение.

Риторическое восклицание (эпекфонесис, экскламация) – это приём передачи кульминации чувств:
Какое лето, что за лето! / Да это просто колдовство (Ф. Тютчев).
Выделяют следующие виды риторического восклицания.
1) аганактезис – риторическое восклицание, выражающее возмущение:
О времена! О нравы! (Цицерон)
О, дева всех румянее / Среди зелёных гор – / Германия! / Германия! / Германия! / Позор! (М. Цветаева);
2) катаплока – риторическое восклицание в виде грамматически не связанной с контекстом вставки:
Тридцатая годовщина / Союза – держись, злецы! / Я знаю твои морщины, / Изъяны, рубцы, зубцы – // Малейшую из зазубрин! / (Зубами – коль стих не шёл!)… (М. Цветаева)

Риторическое обращение (апострофа) относится не к реальному собеседнику, а к предмету художественного изображения. Это может быть неодушевленный предмет, отвлечённое понятие, отсутствующее лицо:
Цветы, любовь, деревня, праздность, / Поля! Я предан вам душой (А.С. Пушкин)
Юноша бледный со взором горящим, / Ныне даю я тебе три завета… (В. Брюсов)

Антиметатеза – вид риторического обращения, состоящий в обращении к читателю:
А вам, читатель, надо наперёд признать, что белыми ночами и небывалое бывает (Ю. Давыдов).

Вот вариант совмещения антиметатезы, риторического вопроса и риторического восклицания:
За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! (М. Булгаков)
Пример совмещения риторического обращения и риторического вопроса:
Куда ты скачешь, гордый конь, / И где опустишь ты копыта? (А.С. Пушкин)

Умолчание – фигура речи, которая представляет собой обрыв высказывания в расчёте на то, что читатель или слушатель догадывается, о чём идет речь, и может мысленно ее закончить:
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, / И всё – равно, и всё – едино. / Но если на дороге – куст / Встаёт, особенно – рябина… (М.И. Цветаева)
Виды умолчания (по В.П. Москвину):
- просиопеза заключается в пропуске начальной части высказывания:
Цирюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенском проспекте, фамилия его утрачена, и даже на вывеске его – где изображён господин с намыленной щекою и надписью: «И кровь отворяют» – не выставлено ничего более, цирюльник Иван Яковлевич проснулся довольно рано и услышал запах горячего хлеба (Н.В. Гоголь);
- мезиопея – пропуск срединной части высказывания:
Поедешь скоро ты домой: / Смотри ж… Да что? моей судьбой, / Сказать по правде, очень / Никто не озабочен (М.Ю. Лермонтов).
М.Л. Гаспаров к умолчанию относит и такой речевой оборот, при котором «говорящий объявляет, что не будет говорить о таких-то (обычно нехороших) чертах и поступках оппонента, но именно этим и говорит о них: «Не буду говорить, что он вор, казнокрад, изменник, – это и так всем известно, – скажу лишь…» (см.: Литературная энциклопедия терминов и понятий. – М., 2001. – Стлб. 1115).
А.П. Квятковский считает близкой фигуре умолчания прерванную на рифмующемся полуслове фразу:
Я видел: над трупом / Склонилась луна, / И мёртвые губы / Шепнули: – Грена… (М. Светлов)

Метабасис – фигура, создающая психологический эффект задержки повествования с целью заинтриговать, возбудить интерес читателя или слушателя и состоящая во временном логическом отступлении от темы. Другое название метабасиса – дигрессия (букв. «отклонение от темы»): Вечером мы с охотником Ермолаем отправились на «тягу»…Но, может быть, не все мои читатели знают, что такое тяга. Слушайте же, господа (И.С. Тургенев).
Возвращение к исходному тезису после дигрессии называется регрессией:
Мы совершаем возврат, возвращаяся мыслью к предмету: / «Слишком долго я вам говорил о вещах посторонних, / Но отступленью конец, теперь воротимся к делу» (пример из средневековой безымянной дидактической поэмы).
Видом дигрессии является апопланесис, состоящий в невыполнении обещания затронуть определенную тему.

Оризм – фигура, уточняющая мысль, развёрнутое определение, имеющее целью раскрыть природу предмета:
Любит тот, кто желает добра тому, кого любит; / Если кто любит кого для себя, тот себя лишь и любит» (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»).
 
lingvistДата: Понедельник, 28.04.2008, 15:58 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1521
Репутация: 1
Статус: Offline
Пролепс – фигура мысли, предвосхищение или опровержение аргументов:
Знаю, он будет рыдать и божиться, себе на подмогу / Добрых представит друзей; а вы всё же расследуйте дело (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»);
Если же он опять начнёт втираться в доверие лживыми клятвами, то вы лишь напомните ему: кто часто клятвопреступничает, а всё же хочет, чтобы ему верили, тот должен или клясться всё новыми богами, или слушателей иметь перед собою всякий раз иных (Эсхин. Против Ктесифонта о венке).

Метабола. Этот термин синонимичен термину «фигура», называющему явление использования языка в целях усиления выразительности речи. В более узком значении метабола – фигура мысли в виде повтора в разных вариациях с целью уточнения высказывания:
С кем ты помог заключить нам союз? кого ты привлёк нам / В дружбу? какие дела совершил? откуда богатство? (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»).

Парресия – фигура мысли, заключающаяся в оправдании грубости по отношению к публике:
Ежели грубо скажу, виноваты вы сами, квириты, – / В слишком высокой чести у вас слишком низкие люди (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»).

Протасис – фигура мысли, заключающаяся в выражении утверждения в виде последовательного предположения и опровержения некоего умозаключения:
Он украшает трофеями дом? нет, нарядами – девку! / Он упражняет в законах себя? нет, в любовных утехах! (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»).

Эпитимесис – фигура исправления мысли с помощью замены слова или выражения на более точное:
Долго? больше, чем долго! доныне он ждал, и напрасно;
Эта любовь… о, нет, не любовь, а скорее безумье (пример взят из опубликованной М.Л. Гаспаровым средневековой дидактической поэмы, условно названной «Стихи о фигурах красноречия»).

Синециозис – вид оксюморона, основанный на сочинительных связях:
Ты и убогая, / Ты и обильная, / Ты и могучая, / Ты и бессильная, / Матушка-Русь! (Н. Некрасов);
То серьёзный, то потешный, / Нипочём, что дождь, что снег, – / Он идёт, святой и грешный, / Русский чудо-человек (А. Твардовский).

Градация – фигура смыслового повтора посредством накопления синонимов, усиливающих основное значение (восходящая градация, или климакс) или ослабляющих основное значение (нисходящая градация, или антиклимакс):
Я звал тебя, но ты не оглянулась, / Я слёзы лил, но ты не снизошла (А. Блок);
Не жалею, не зову, не плачу, / Всё пройдёт, как с белых яблонь дым (С. Есенин);
Нет, нет, таких душ нигде не подберёшь. Только в моём городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души. Знаешь, почему бургомистр притворяется душевнобольным? Чтобы скрыть, что у него и вовсе нет души. Дырявые души, продажные души, прожжённые души, мёртвые души» (Е. Шварц. «Дракон»).
 
lingvistДата: Понедельник, 28.04.2008, 15:59 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1521
Репутация: 1
Статус: Offline
Эллипсис – пропуск во фразе слова, которое легко восстанавливается из контекста или ситуации:
Пороша. Мы встаём, и тотчас на коня, / И рысью по полю при первом свете дня (А.С. Пушкин). Здесь обращает на себя внимание то, что подразумеваемые слова (вскакиваем/садимся, мчимся/скачем) вместе с глаголом встаём образуют своеобразную «скрытую» градацию;
Татьяна в лес; медведь за нею (А.С. Пушкин). В этом эпизоде сна Татьяны автор несколько раз обращается к эллипсису: Татьяна ах! а он реветь…, Пошла – и что ж? медведь за ней! Такое обращение вполне оправдано. В данном случае эллипсис создаёт эффект разговорного просторечия, который «поддерживает» фольклорные аллюзии сцены сна Татьяны;
И где-то музыка в окне – чуть (М. Цветаева);
Не обольщусь и языком / Родным, его призывом млечным. / Мне безразлично – на каком / Непонимаемой быть встречным! (М. Цветаева);
Всякая тарелка будет мелкой, / Миска – плоской. Через край – и мимо – / В землю чёрную, питать тростник (М. Цветаева);
Если Марс, / и на нем хоть один сердцелюбый,/ то и он / сейчас / скрипит / про то ж (В. Маяковский);
…вам я / душу вытащу, / растопчу, / чтоб большая! – / и окровавленную дам, как знамя (В. Маяковский).

Силлепс – объединение в общем подчинении неоднородных в грамматическом отношении слов:
У кумушки глаза и зубы разгорелись (И.А. Крылов). Здесь в процессе объединения нарушена смысловая сочетаемость.
Часто набор слов, объединенных общим компонентом, настолько разнороден, нарочито алогичен, что это создает комический эффект: Шёл дождь и два студента. Один в калошах, другой в университет.

Зевгма – объединение слов вокруг общего для всех них главного члена.
Вот как поясняется зевгма в безымянной дидактической поэме IV–V вв., опубликованной М.Л. Гаспаровым в сборнике «Проблемы литературной теории в Византийском и латинском средневековье» (М., 1986): В связке несколько слов единым связаны словом: / «Эбал мечом, Ликон бьёт копьем, а Педасим стрелою» – / Здесь относится «бьёт» и к первым словам и к последним. Общий компонент здесь располагается в середине фразы. Такая композиция называется мезозевгма. Расположение общего компонента в конце фразы называется гипозевгмой: Пётр – домой, Иван на работу пошёл. Протозевгма – это расположение общего компонента в начале фразы: Славой служит городу смелость, телу – красота, духу – разумность, речи приводимой – правдивость (Горгий).
Остаётся под вопросом идентификация зевгмы. Некоторые исследователи (М.Л. Гаспаров) считают это понятие синонимичным силлепсу. Другие (В.П. Москвин) классифицируют зевгму как вид эллипсиса. О.С. Ахманова в «Словаре лингвистических терминов» считает эллипсис, силлепс и зевгму самостоятельными явлениями. Думается, что последнее вернее. Зевгму и силлепс роднит то, что в обоих случаях речь идёт не об извлечении слова из текста (как в эллипсисе), а об устранении повтора слова. Различие в том, что в зевгме это слово относится к однородным явлениям, а в силлепсе – к разнородным. Это создаёт разные по целям выразительные эффекты.

Асиндетон (бессоюзие) – фигура убавления слов, вид эллипсиса, средство экономии речевых усилий посредством использования бессоюзной связи:
Прямо дороженька, насыпи узкие, / Столбики, рельсы, мосты (Н.А. Некрасов);
Туда толпою пассажиры / Текут с вокзального двора, / Путейцы, сторожа, кассиры, / Проводники, кондуктора (Б. Пастернак).
Мёд на языке, молоко на словах, желчь в сердце, обман на деле. В переводе приведенной эпиграммы на иезуитов асиндетон сохранен. Ср. оригинал: «Mel in ore, verba lactis, fed in corde, fraus in factis».

Полисиндетон (многосоюзие) – фигура прибавления слов, повтор союза:
Всё тебе: и молитва дневная, / И бессонницы млеющий жар, / И стихов моих белая стая, / И очей моих синий пожар (А. Ахматова);
И улица меняется в лице, / И ветер машет вырванным рецептом, / И пять бульваров мечутся в кольце, / Зализывая рельсы за прицепом (Б. Пастернак).

Асиндетон и полисиндетон создают эффект амплификации – развития темы с помощью перечисления частностей и деталей.
и другие фигуры...

 
Форум » Познакомьтесь: полезный сайт » Уроки русского языка » Тропы_средства выразительности (Определения)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020